Екатерина Васильевна Гельцер (1876—1962)

Знакомство Фаины Раневской с известной балериной Екатериной Васильевной Гельцер в сложный момент жизни. В 1915 году юная наивная Фаина, бросив родительский дом, приехала в Москву поступать в театральную школу. Потерпев неудачу в своих поисках и потратив все деньги, Фаина пришла к Большому театру и расплакалась. Там ее случайно увидела знаменитая Гельцер, поговорив с провинциальной девочкой, она прониклась к ней жалостью. «Фанни, — сказала Гельцер, — вы меня психологически интересуете».

Раневская вспоминала о Гельцер: «Она была чудо, она была гений. Она так любила живопись, так понимала ее. Ездила в Париж, покупала русские картины. Меня привела к себе: "Кто здесь в толпе (у подъезда театра) самый замерзший? Вот эта девочка самая замерзшая..." Уморительно смешная была ее манера говорить. Гельцер была явление неповторимое и в жизни и на сцене. Я обожала ее. Видела во всем, что она танцевала. Такого темперамента не было ни у одной другой балерины...»

Дружба Раневской с Екатериной Гельцер, выступавшей в Большом, а позже в Мариинском театре почти сорок лет, продолжалась до конца жизни знаменитой балерины. «Я обожала Гельцер», — говорила Фаина Раневская после смерти Екатерины Васильевны, скончавшейся в 1962 году в Москве восьмидесяти семи лет от роду. — Иногда, в 2 или 3 часа ночи, во время бессонницы, я пугалась ее ночных звонков. Вопросы всегда были неожиданные — вообще и особенно в ночное время: "Вы не можете мне сказать точно, сколько лет Евгению Онегину?" или "Объясните, что такое формализм?" И при этом она была умна необыкновенно, а все эти вопросы в ночное время и многое из того, что она изрекала и что заставляло меня смеяться над ее наивностью, и даже чему-то детскому, очевидно присуще гению.

Она ввела меня в круг ее друзей, брала с собой на спектакли во МХАТ, откуда было принято ездить к Балиеву в "Летучую мышь". Возила меня в Стрельну и к Яру, где мы наслаждались пением настоящих цыган. У Яра в хоре пела старуха, звалась Татьяна Ивановна. Не забыть мне старуху-цыганку; пели и молодые. Чудо — цыгане. Гельцер показала мне всю Москву тех лет».

Екатерина Гельцер делилась с Раневской сердечными тайнами. Однажды сообщила, что ей безумно нравится один господин и что он «древнеримский еврей». Слушая ее, Фаина от души хохотала, но Гельцер никогда на нее за это не обижалась. Она вообще была очень добра и очень ласкова с Фаиной. «Трагически одинокая», по выражению Раневской, она относилась к ней с подлинно материнской нежностью.

Гельцер любила вспоминать молодость. Вспоминала свою самую первую периферию — город Калугу, рассказывала, что мечтает сыграть немую трагическую роль. «Представьте себе, — говорила она Раневской, — что вы — моя мать и у вас две дочери, одна из которых немая, и потому ей все доверяют, но она жестами и мимикой выдает врагов».

«Каких врагов?» — улыбалась Раневская. «Неважно каких», — отвечала Гельцер и начинала импровизировать, придумывая на ходу сюжет драмы, которую они бы вместе исполняли. «Я жестами показываю вам, что наступают враги! Вы поняли меня, враги побеждены, кругом радость и ликование, и мы с вами танцуем Победу!» «Екатерина Васильевна, дело в том, что я не умею танцевать», — робко возражала Раневская. «Неважно, — отмахивалась Гельцер, безумно переживавшая, что уже не танцует на сцене. — Тогда я буду одна танцевать Победу, а вы будете бегать где-нибудь рядом!»

Именно Екатерина Гельцер помогла начинающей провинциальной актрисе попасть на профессиональную сцену. Она договорилась, чтобы Фаину приняли в Летний театр в подмосковной Малаховке на сезон, представив ее своей близкой подругой «из перефилии».

Биография

Екатерина Васильевна Гельцер — русская балерина, крупнейшая «звезда» советского балета 1920-х годов. Народная артистка РСФСР (1925). Лауреат Сталинской премии (1943). Она родилась 2 (14) ноября 1876 года в Москве в артистической семье. Отец — Василий Гельцер, артист балета Большого театра; дядя — Анатолий Гельцер — театральный художник. Екатерина была третьей дочерью в артистической семье Гельцеров и театром бредила с детства. Детская игра в «театр» выливалась в настоящие спектакли — с декорациями, костюмами, подбором и разучиванием ролей.

Она стала балериной. Темпераментной, исполненной природного обаяния балериной. Талант, умноженный на труд, сделал ее любимицей публики, которую повсюду принимали с восторгом. В газетах писали, что она «своими головокружительными и умопомрачительными турами, пируэтами и другими тонкостями хореографического искусства приводит в неописуемый восторг весь зрительный зал». В 1894 году по окончании Московской балетной школы работала в Большом театре. В 1896—1898 годах выступала на сцене Мариинского театра. Выступала во многих постановках балетмейстера М.И. Петипа, что наложило большой отпечаток на творчество балерины.

С 1898 по 1935 годы Гельцер выступала на сцене Большого театра. С 1910 года в составе антрепризы С.П. Дягилева принимала участие в гастрольных поездках за рубеж. После революции, когда почти все звезды русского балета эмигрировали в Европу, она оказалась в положении «настоящей хозяйки Большого театра». Она первой из артистов балета удостоилась звания «народной». В околотеатральных кругах первенствующее положение столь возрастной балерины объясняли особым благоволением к ней со стороны наркома просвещения Луначарского.

В 1920-е годы Гельцер была связана узами брака со своим многолетним партнером по сцене — Василием Тихомировым. Их творческий тандем сохранился и после того, как семья распалась. «И хотя у Тихомирова была новая семья, для балерины стало естественным ежедневно беспокоиться о нем, звонить по телефону».

Сценическая манера Екатерины Гельцер представляла собой синтез безукоризненной техники исполнения, музыкальности, выразительности танца с повышенным вниманием к внутренней жизни сценического образа. Огромный успех имела 50-летняя Гельцер в первом советском балете «Красный мак».

В 1930-х годах Гельцер гастролировала по СССР. Ее последние выступления состоялись в весьма преклонном возрасте, в 1942—1944 годах. Далее работала как педагог-консультант.

Екатерина Гельцер жила в Москве, в доме артистов МХТ в Брюсовом переулке (№ 17). В 1964 году на фасаде здания была установлена мемориальная доска в её честь (скульптор А.В. Пекарев, архитектор Г.П. Луцкий). Е.В. Гельцер скончалась 12 декабря 1962 года. Похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 3).

Главная Новости Обратная связь Ресурсы

© 2018 Фаина Раневская.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.