Константин Андреевич Тренев (1876—1945)

Фаина Раневская вспоминала: «Мне повезло, я знала дорогого моему сердцу добрейшего Константина Андреевича Тренева. Горжусь тем, что он относился ко мне дружески. В те далекие двадцатые годы он принес первую свою пьесу артистке Павле Леонтьевне Вульф, игравшей в местном театре в Симферополе. Артистке талантливейшей. Константин Андреевич смущался и всячески убеждал актрису в том, что пьеса его слабая и недостойная ее таланта. Такое необычное поведение автора меня пленило и очень позабавило. Он еще долго продолжал неодобрительно отзываться о своей пьесе, назвав ее "Грешница". Дальнейшей судьбы пьесы — не помню».

В Симферополе не только Павла Вульф, но и Раневская, да и другие актеры подружились с Треневым. Но новую пьесу они услышали уже в Москве: «К. А. читал нам и "Любовь Яровую". Не преувеличу, если назову эту пьесу гениальной. Мне посчастливилось играть в ней роль Дуньки. В Москве мы часто виделись, бывали в его семье, помню прелестных детей — девочку и мальчика — и гостеприимную жену... В моей долгой жизни не помню, чтобы я относилась к кому-либо из драматургов-современников так нежно и благодарно, как к Треневу».

Пьеса «Любовь Яровая» была поставлена во МХАТе, а вскоре и во многих других театрах, в том числе в Смоленском театре, где после закрытия симферопольского Нового театра работала труппа Вульф. На репетиции в Смоленск приезжал сам Константин Андреевич, он же предложил на роль Дуньки Раневскую, а на роль Яровой саму Вульф. Из письма Тренева Павле Вульф: «Глубокоуважаемая Павла Леонтьевна! Вы и Фаина Георгиевна с такой исключительной нежностью откликнулись на мое письмо, что мне очень неловко: слишком в малой мере я этого стою... Все же письма Ваши я перечитывал с глубоким волнением. Спасибо Вам... Перед отъездом в Москву я встретился с арт. Кручининой, которая в восторге от ряда исполнителей в Смоленске и прежде всего от Яровой и Дуньки. Только с большим состраданием говорила о Вашем театре, особенно об условиях сцены...»

Из воспоминаний Фаины Раневской: «Когда после смоленского сезона мы встретились с Константином Андреевичем в Москве, наши беседы были почти исключительно о "Любови Яровой". О чем бы ни заговорили, — разговор возвращался к "Яровой". Мы наперебой рассказывали Константину Андреевичу, как решалась та или другая сцена в нашем театре, как раскрывались образы пьесы. Константин Андреевич был тронут нашей увлеченностью — он радовался, что его замысел не только не нарушен, но правильно истолкован нами». Раневская, встречаясь с Треневым в Москве, демонстрировала перед ним отрывки своей роли. Константин Андреевич не мог сдержать своего восторга, иногда громко хохотал, иногда аплодировал. Он не смог сдержать своего изумления, слыша выговор Раневской: «Таким южным говором владеют немногие. А впрочем, вы же из Таганрога!» Уже тогда Раневская позволяла себе вставлять в роль «словечки от себя», что позднее случалось весьма часто и в театре, и в кино. Но на репетициях она кокетливо извинялась перед автором, а Константин Андреевич говорил: «Нет, это чудесно, молодец, я непременно внесу в пьесу, непременно».

Драматург Константин Тренев помнил Раневскую по их встречам в 20-х годах в Симферополе и Москве. Прошло несколько лет. Раневская записала: «...Я играла в Театре Красной Армии, что дало повод Константину Андреевичу звать меня "Красной Героиней"».

В середине 30-х годов Тренев писал Павле Вульф: «Дорогая, но дешево ценящая себя актриса!.. Киплю негодованием: уже не то обидно, что легкомысленно по старушечьей линии понеслась, а — что, и старухой будучи, вероломно мне изменила! Вот оно ныне старуха какая пошла! Не люблю я, что вы далеко. А Красная примадонна не кажет прекрасных глаз. Мотивировка, впрочем, основательная, помните: "Пока не заплачу долг — 100 р.!" Ой, не заплатит!!! Если будете писать, скажите, что делаю ей рассрочку на 20 визитов. Пусть, анафема, платит по пятерке за визит. Если тяжело — два с полтиной. Крайняя цена!.. Ну, целую Вас... К. Тренев».

«В моей долгой жизни не помню, чтобы я относилась к кому-либо из драматургов-современников так нежно и благодарно, как к Константину Андреевичу Треневу», — записала в дневник Раневская.

Биография

Константин Андреевич Тренев — советский прозаик и драматург, лауреат Сталинской премии первой степени (1941). Константин Андреевич родился 21 мая (2 июня) 1876 года на хуторе Ромашово Волчанского уезда Харьковской губернии (ныне пос. Бакшеевка Волчанского района Харьковской области) в семье бывшего крепостного крестьянина Андрея Кирилловича Тренева. В поисках «вольной земли» семья Треневых перебралась из Харьковской губернии в Область Войска Донского, где обосновалась на хуторе Мокрая Журавка, вблизи железнодорожной станции Миллерово (ныне хутор Треневка Миллеровского района Ростовской области).

Начальное образование получил в земской школе. В 1890—1893 годах учился в Донецком окружном училище в станице Каменская (ныне город Каменск-Шахтинский), а по его окончании — в земледельческом училище под Харьковом. Окончил Донскую духовную семинарию в Новочеркасске (1896—1899), а потом — духовную академию в Петербурге. В 1901—1903 годах учился в Петербургском археологическом институте. Уже будучи известным писателем, в 1921 году прослушал курс на агрономическом факультете в Таврическом университете.

С 1931 года проживал в Москве. В годы войны вместе с другими писателями выехал в эвакуацию в Татарстан, где проживал в г. Чистополь.

Константин Тренев умер 19 мая 1945 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Главная Новости Обратная связь Ресурсы

© 2018 Фаина Раневская.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.