Соломон Михайлович Михоэлс (1890—1948)

Фаину Раневскую и актера Соломона Михоэлса связывали теплые дружеские отношения. Это была настоящая дружба, та редкая истинная дружба, возникающая между людьми, на первый взгляд, далекими друг от друга и по образу жизни, и по ее восприятию, но в основе которой таится что-то непостижимое, позволяющее скрашивать горести и умножать радости.

О теплых отношениях Раневской и Михоэлса красноречиво говорят ее письма: «Дорогой, любимый Соломон Михайлович! Очень огорчает Ваше нездоровье. Всем сердцем хочу, чтобы Вы скорее оправились от болезни, мне знакомой... Мечтаю о дне, когда смогу Вас увидеть, услышать, хотя и боюсь докучать моей любовью. Обнимаю Вас и милую Анастасию Павловну. Душевно Ваша Раневская».

Жена Михоэлса Анастасия Павловна Потоцкая-Михоэлс в 1979 году, посмотрев спектакль «Дальше — тишина», написала письмо Раневской. В нем она восхищается ее талантом и вспоминает о случае, произошедшим за несколько лет до этого: «А ведь Вы — действительно удивительная, дорогая Фаиночка! Вы дороги тысячам людей, дороги поколениям актеров! Вы бесконечно дороги Михоэлсу и мне, и сегодня я не могу не написать Вам. Спектакль "Дальше — тишина" я смотрела трижды и каждый раз уходила с ощущением огромного нового дыхания, того самого, которое так нужно, чтобы жить и быть человеком. Это то дыхание, украденное зрителем от таланта актера, которое помогает не существовать, а жить, жить, думать и работать.

Меня иногда упрекают в том, что о ком бы, о чем бы я ни писала — я обязательно "свожу все к Михоэлсу". Это не так плохо, Фаиночка, если в этом письме я напомню Вам о том, каким Михоэлс был провидцем, как он умел предвидеть. В день его 75-летия Вы позвонили мне и сами напомнили о поразительном звонке Соломона Михайловича, свидетелем которого я была. Это было в три часа утра (или ночи — как хотите). Он звонил Вам, я пыталась удержать его: "В три часа!" "Нет, — сказал Михоэлс, — она поймет, что я рядом, и ей станет легче, а разве лучше, если она будет метаться в одиночестве?!" И тогда состоялся этот самый телефонный разговор: "Фаиночка, я знаю, что ты не спишь. Ты сегодня играла не так, как ты умеешь! Ну и что? Я тебе говорю очень серьезно — это все ничего не значит. Подумаешь — "Капитан Костров"! Ведь ты такая актриса, которая... ну, обязательно, обязательно... словом, ты сыграешь, и сыграешь не одну роль. И сыграешь замечательно! Да, это я — Михоэлс. Обнимаю». Мне к этому прибавить нечего. Вы играете замечательно, как и обещал Соломон... Спасибо! Обнимаю, целую Вас, Фаиночка, очень-очень Вас люблю "одна за двоих"».

После гибели Соломона Михоэлса Фаина Раевская написала: «14 января 48 г. Погиб Соломон Михайлович Михоэлс, не знаю человека умнее, блистательнее и нежнее его. Очень его любила, он бывал мне как-то нужен, необходим. Однажды я сказала ему: "Есть люди, в которых живет Бог; есть люди, в которых живет дьявол; и есть люди, в которых живут только... глисты. В Вас живет Бог!" Он улыбнулся, задумался и ответил: "Если во мне живет Бог, то он в меня сослан". Однажды после какого-то убогого кутежа в ВТО мы возвращались на рассвете с компанией, в которой был Алексей Толстой, шли по Тверскому бульвару, и Толстой стал просить и хныкать, чтобы его пустили к Михоэлсу. "Пойдем к Соломону", — умолял он Людмилу, но она не пустила. Они — Толстой и Михоэлс — дружили и очень друг друга любили...»

Биография

Соломон Михайлович Михоэлс (имя при рождении — Шлойме Вовси) — советский театральный актер и режиссер еврейского происхождения, педагог, общественный и политический деятель. Народный артист СССР (1939). Лауреат Сталинской премии второй степени (1946). Народный артист СССР (1939). Народный артист РСФСР (1935). Заслуженный артист РСФСР (1926). Лауреат Сталинской премии (1946) Награжден Орденом Ленина в 1939 году.

Родился 4 (16) марта 1890 в Динабурге (в то время Витебская губерния, черта оседлости, ныне — Даугавпилс, Латвия). Получил традиционное еврейское начальное образование в хедере. По словам самого актера, он «лишь в тринадцать лет начал обучаться систематически светским наукам и русскому языку». Затем в 1905 году поступил в реальное училище в Риге и в 1908-м окончил его. В 1911 году поступил в Киевский коммерческий институт, но окончить его не смог — был исключен за участие в студенческих волнениях. С 1915 по 1918 год также учился на юридическом факультете СПбУ.

После Октябрьской революции в 1918 году поступил в организованную в Петрограде Еврейскую театральную студию А.М. Грановского. С 1919 года активно играл на сцене. Играл в пьесах «Слепые» Метерлинка (постановка А. Грановского), «Амнон и Томор» Ш. Аша, «Уриэль Акоста» К. Гуцкова, в собственной пьесе «Строитель».

В 1920 году вместе со студией переехал в Москву. В 1925 году студия была преобразована в Московский государственный еврейский театр (Московский ГОСЕТ). В 1928 году Михоэлс гастролировал с ГОСЕТом в Германии, Франции, Бельгии, Нидерландах и Австрии. После невозвращения А.М. Грановского из-за границы — с 1929 года — стал художественным руководителем и главным режиссером этого театра. С 1939 года — член Художественного совета Комитета по делам искусств при СНК СССР. Наряду с театральной работой Михоэлс преподавал в училище при Московском еврейском театре (с 1941 года — профессор).

В годы Великой Отечественной войны вместе с театром ГОСЕТ в 1941 году отправился в эвакуацию в Ташкент, где участвовал в работе не только еврейского театра, но и Узбекского театра драмы им. Хамзы, а также Узбекского государственного театра оперы и балета. В феврале 1942 года, когда по инициативе советского руководства для «вовлечения в борьбу с фашизмом еврейских народных масс во всем мире» был создан Еврейский антифашистский комитет (ЕАК), Михоэлс стал первым председателем этого комитета. В 1943 году от ЕАК ездил в США, Канаду, Мексику и Великобританию с пропагандистскими заданиями организации финансовой поддержки военных действий СССР.

В феврале 1944 совместно с И. Фефером и Ш. Эпштейном написал письмо И. Сталину с просьбой об организации еврейской автономии в Крыму. Был членом Президиума Всероссийского театрального общества и ЦК профсоюза работников искусств.

Михоэлс был женат на дочери Льва Осиповича Кантора Саре (умерла в 1932 году), позднее — на Анастасии Павловне Потоцкой. От первого брака имел двух дочерей, Нину и Наталию (в 1970-е годы выехали в Израиль, умерли в конце 2014 года).

12 января 1948 года убит сотрудниками МГБ, убийство было замаскировано под дорожное происшествие. Согласно версии, обнародованной для общественности сразу после его гибели, Михоэлс в ночь с 12 на 13 января 1948 года, во время командировки в Минск, вместе с коллегой, театроведом В.И. Голубовым (Потаповым), вследствие несчастного случая был сбит грузовиком и умер. Михоэлсу были устроены государственные похороны и выпущены сборники его памяти. В том же 1948 году ЕАК был распущен, а большинство его участников вскоре подверглись репрессиям. В июле 1949 года был закрыт и театр ГОСЕТ.

Однако в начале апреля 1953 года, уже после ареста в 1951 году бывшего министра госбезопасности СССР В.С. Абакумова, по инициативе министра внутренних дел Л.П. Берии[3] было проведено расследование, показавшее, что Михоэлс, а также его спутник (бывший тайным осведомителем МГБ) были умышленно убиты группой офицеров МГБ под руководством генерал-лейтенантов С.И. Огольцова и Л.Ф. Цанавы (глава МГБ БССР) и полковника Ф.Г. Шубнякова. Согласно показаниям Абакумова, это произошло по прямому личному указанию Сталина. Убийство было совершено на даче Лаврентия Цанавы (в Степянке), после чего тела были оставлены на одной из безлюдных улиц города.

Похоронен актер на Донском кладбище в Москве.

Главная Новости Обратная связь Ресурсы

© 2018 Фаина Раневская.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.