Василий Иванович Качалов (1875—1948)

В жизни Фаины Раневской ведущий актер Художественного театра Василий Иванович Качалов сыграл особую роль. Впервые она увидела Качалова на сцене МХАТа в юности. Позднее она вспоминала, как прорывалась на спектакли с его участием: «Видела длинные очереди за билетами в Художественный театр. Расхрабрилась и написала письмо: "Пишет Вам та, которая в Столешниковом переулке, услышав Ваш голос, упала в обморок. Я уже начинающая актриса. Приехала в Москву с единственной целью — попасть в театр, когда Вы будете играть. Другой цели в жизни у меня теперь нет и не будет"». Очень скоро пришел ответ от Качалова: «Дорогая Фаина, пожалуйста, обратитесь к администратору, у которого на ваше имя два билета. Ваш В. Качалов».

О своих отношениях с Качаловым Раневская рассказывала: «Интересно, сколько мешков писем от таких ненормальных получал Качалов? Сколько бы ни получал, он ответил, и достаточно быстро. На мое имя у администратора были оставлены билеты! А подпись "Ваш Качалов"?! Боже, ради одной этой подписи стоило становиться актрисой и ехать в Москву. Я понимала, что он не мой и это просто вежливость короля, но зацеловала письмо до дыр. С тех пор у нас началась дружба. Василий Иванович изумительный не только артист, он еще лучший человек. Кстати, зная, как я мечтаю играть во МХАТе, он устроил мне встречу с Немировичем-Данченко. Что сотворила я? Для начала по рассеянности обозвала Владимира Ивановича Немировича-Данченко почему-то Василием Степановичем, в обморок от этого, правда, не грохнулась, но, смутившись, выскочила из его кабинета как угорелая».

Из воспоминаний Раневской о Качалове: «Бывала у В.И. постоянно, вначале робела, волновалась, не зная, как с ним говорить. Вскоре он приручил меня, и даже просил говорить ему "ты" и называть его Васей. Но я на это не пошла. Он служил мне примером в своем благородстве. Я присутствовала однажды при том, как В.И., вернувшись из театра домой, на вопрос жены, как прошла репетиция "Трех сестер", где он должен был играть Вершинина, ответил: "Немирович снял меня с роли и передал ее Болдуману... Болдуман много меня моложе, в него можно влюбиться, а в меня уже нельзя". Он говорил, что нисколько не обижен, что приветствует это верное решение режиссера... А я представила себе, сколько злобы, ненависти встретило бы подобное решение у другого актера, даже большого масштаба. Писались бы заявления об уходе из театра, жалобы по инстанциям. Я была свидетельницей подобного».

Когда Фаина Георгиевна в 1946 году оказалась в больнице — предстояла тяжелая операция, подозревали опухоль, — Качалов, узнав об этом, передал ей записку: «Кланяюсь страданию твоему. Верю, что страдание твое послужит тебе к украшению, и ты вернешься из Кремлевки крепкая, поздоровевшая и еще ярче засверкает твой талант. Я рад, что наша встреча сблизила нас, и еще крепче ощутил, как нежно я люблю тебя. Целую тебя, моя дорогая Фаина. Твой Чтец-декламатор».

Раневская как только пришла в себя, еще находясь в больнице, ответила Качалову, и Василий Иванович немедля послал ей большое письмо: «Не падайте духом, Фаина, не теряйте веры в свои большие силы, в свои прекраснейшие качества — берегите свое здоровье... Только о своем здоровье и думайте. Больше не о чем пока! Все остальное приложится — раз будет здоровье, право же, это не пошляческая сентенция... Только нужно, чтобы вы были здоровы и крепки, терпеливы и уверены в себе». Елизавета Моисеевна Осипова рассказывала, что письмо это от Качалова Раневская перечитывала много раз и даже выучила наизусть. «Если я на сей раз выскочу, — говорила она, — то это благодаря Василию Ивановичу».

Биография

Василий Иванович Качалов (настоящая фамилия — Шверубович) — русский актер, на протяжении многих лет один из ведущих актеров Художественного театра, один из первых Народных артистов СССР (1936). В 1941 году был награжден Сталинской премией первой степени — за выдающиеся заслуги в области театрально-драматического мастерства. Награжден двумя орденами Ленина и орденом Трудового Красного Знамени, а также медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945». Его имя носит Казанский драматический театр, один из старейших в России.

Василий Шверубович родился 30 января (11 февраля) 1875 года в Вильне (ныне — Вильнюс, Литва), в семье священника Иоанна Шверубовича, настоятеля Никольской церкви, из белорусского шляхетского рода. Мать происходила из хорошей полупольской (в девичестве — Воржековская), полулитовской (Гинтовт по матери), но давно обрусевшей православной семьи. Кроме Василия, в семье было еще два сына: Анастасий окончил юридический факультет Петербургского университета и служил в Привислянском статистическом управлении главным статистиком; Эразм избрал военную карьеру, служил в Малороссийском драгунском, а позже в Приморском драгунском полку, которым он под конец своей службы командовал.

Гимназистом Шверубович участвовал в любительских спектаклях и приобрел репутацию декламатора и актера. Окончив гимназию в 1894 году, он поступил на юридический факультет Петербургского университета. В 1896 году на студенческих каникулах играл вместе с В.Ф. Комиссаржевской во время ее гастролей в пьесе Г. Зудермана «Бой бабочек». Позднее выступал в Вильне и Ковне на гастролях Московского художественного театра.

В Санкт-Петербурге в 1896 году Качалов стал актером в Театра Литературно-артистического общества, фактическим владельцем которого был А.С. Суворин (1834—1912; владелец и редактор газеты «Новое время»). По одной версии, именно Суворин придумал сценический псевдоним «Качалов», заменивший «неблагозвучную» фамилию актера. По другой версии сам Шверубович, случайно прочитав в петербургской газете некролог Н.Н. Качалова (бывшего губернатора Архангельской губернии), решил взять его фамилию, а в дальнейшем познакомился с его сыном, также Н.Н. Качаловым, супругом актрисы Елизаветы Тиме, и рассказал ему эту историю.

Качалов играл на провинциальных сценах в гастрольной труппе В.П. Далматова, в труппе товарищества М.М. Бородая в Казани и Саратове (1897—1900). По воспоминаниям сына, он имел немалый рост (1 м. 85 см.), но был худ, бледен, брит, близорук, узкоплеч сравнительно с гигантами старшими братьями.

В 1900 году Качалов был принят в труппу Художественного театра, где дебютировал в роли Берендея в «Снегурочке» А.Н. Островского. Поначалу он довольствовался эпизодическими ролями, но вскоре он стал одним из ведущих актеров театра. Он стал кумиром театральной Москвы, ее гордостью. Слава Художественного театра была неотделима от славы Василия Качалова. Он играл всех: Юлия Цезаря и Барона из пьесы Горького «На дне», Петю Трофимова в чеховских пьесах и монаха Пимена в «Борисе Годунове», Ивана Карамазова, Чацкого и Николая Ставрогина, Гамлета и Глумова в комедии Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Не существовало роли, с которой не мог бы справиться Качалов, столь велико было его актерское мастерство. Уже в 1905 году в одном из писем Станиславский писал о том, что как актер был вынужден уступить первенство Качалову.

Летом 1900 года в Кисловодске Василий Качалов женился на актрисе Нине Литовцевой, с которой познакомился в Казанском театре, в сезон 1898/99 года. Сын от этого брака — театральный деятель, мемуарист Вадим Шверубович (1901—1981). Внук — шекспировед, театровед Алексей Бартошевич (род. 1939).

После Октябрьской революции возглавлял часть труппы Станиславского, которая отправилась на гастроли по югу России. В начале лета 1920 года переехал в Грузию, где также выступал на сцене. В сентябре 1920 года, получив приглашение советских властей, отправился в Москву через страны Южной и Центральной Европы (прямой путь через юг России был очень опасен). Гастролировал во многих городах и не спешил возвращаться. После долгих раздумий часть актеров МХТ во главе с Качаловым вернулась в Москву в 1922 году. С 1924 года работал в Москве; всего в МХАТе сыграл 55 ролей.

Василий Иванович Качалов скончался 30 сентября 1948 года от рака легкого. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Главная Новости Обратная связь Ресурсы

© 2018 Фаина Раневская.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.