Фаина Раневская и сильные мира

— Прогуливаюсь по аллее в правительственном санатории в Сочи, — вспоминала Раневская. — Мне навстречу идет Каганович1 и сходу начинает разговор:

— Как вы там поживаете в театре? Над чем работаете?

— Ставим «Белые ночи» по Достоевскому.

Тогда он воодушевленно восклицает.

— А идея там какая, идея?

— Идея в том, что человек не должен убивать человека.

Стремительно последовала категоричная оценка, с руководящим жестом рукой:

— Это не наша идея. Не наша.

И быстро удалился.

* * *

Раневская очень боялась, что ей могут предложить сотрудничать с КГБ — это в то время было распространено. Как отказаться, что делать? Один ее знакомый посоветовал в случае, если такое предложение поступит, сказать, что она кричит во сне. Тогда она не подойдет для сотрудничества и предложение будет снято. Однажды, когда Фаина Георгиевна работала в театре имени Моссовета, к ней обратился парторг с предложением вступить в партию.

— Ой, что вы, голубчик! Я не могу, я кричу во сне, — воскликнула бедная Раневская.

Слукавила она или действительно перепутала эти департаменты, знала только сама Раневская.

* * *

Сталин очень любил работы артистки Раневской. Коллеги Фаины Георгиевны вспоминали, как вождь говорил: «Вот товарищ Жаров2 — хороший актер: наклеит усики, бакенбарды или нацепит бороду, все равно сразу видно, что это Жаров. А вот Раневская ничего не наклеивает и все равно всегда разная».

* * *

Генсек Брежнев3, вручая Фаине Раневской орден Ленина, внезапно выговорил: «Муля, не нервируй меня!» — ту самую знаменитую фразу из фильма «Подкидыш», который стал знаменит и любим во многом из-за того того, что в нем снялась Раневская. Сердито поглядев на Брежнева, Фаина Георгиевна пробасила:

— Ну, знаете, Леонид Ильич... Так ко мне обращаются или дети, или хулиганы...

* * *

— Учитель, врач, актер — профессии от бога! — вещал чиновник, позабыв, что он атеист.

Слушая его, Фаина Георгиевна вздохнула:

— Только зарплаты от государства...

* * *

Когда Фаине Георгиевне указали на представительного господина и сообщили, что этот чиновник от культуры быстро поднялся по карьерной лестнице и теперь трудится в министерстве, актриса заявила:

— Он не поднялся, он всплыл... Такие всегда всплывают.

* * *

— Фаина Георгиевна, какие спектакли вы советуете посмотреть? — поинтересовалось высокопоставленное лицо.

Раневская вздыхает:

— Вы не сумеете. Не получится.

Чиновник, уязвленный одним только подозрением, что он неспособен достать куда-либо билеты, морщится:

— Ну, почему же, я все могу.

— Тогда достаньте мне билет на Качалова.

Понадобились пара мгновений, чтобы самоуверенный тип сообразил:

— Фаина Георгиевна, но Качалов же умер?!

— Я же говорю, что не сможете. Вы не господь бог.

* * *

— Этого подлеца посадили за взятки!

Раневская усмехнулась и поправила говорящего:

— Его посадили за дискредитацию.

— Как это?

— Взятки брал, но так мало, что портил репутацию остальным.

* * *

— Самая вредная работа у чиновников.

— Вы ничего не путаете, Фаина Георгиевна?

— Ничуть. Больше, чем они, вреда не приносит никто.

* * *

— Мы работники культуры! — вещает очередной чиновник.

Раневская громко продолжает:

— ...и бескультурья.

* * *

Об актере, ушедшем во власть:

— Он так высоко вознесся, что затерялся где-то наверху.

Чуть подумав, добавляет:

— Но гадит оттуда точно в цель.

* * *

— Сколько чиновника не корми, все равно в твой карман смотрит.

* * *

Весьма упитанный чиновник с трудом поднялся на трибуну. Раневская не удержалась от комментария:

— Откормили, однако, слугу народа...

* * *

Про чиновника:

— У него точка сидения и точка зрения — одно и то же.

* * *

О чиновнике «от искусства»:

— Он такой решительный! Даже позволяет себе позволять.

— Фаина Георгиевна, вы бы поосторожней с теми, кто может испортить вам жизнь.

— Испортить жизнь может даже постельный клоп, причем еще как! Что же, я должна с клопами раскланиваться при встрече?

* * *

После очень скучного выступления:

— Сорок минут кряхтел, а говна всего-то кучка. Больше выдавить никак не смог.

* * *

— Фаина Георгиевна, почему вы не вступаете в партию?

— Совесть не позволяет.

— Боитесь высоких требований?

— Нет, боюсь развалить изнутри то, что столько лет создавали.

* * *

— Вот если бы вы были партийной и присутствовали на партсобраниях...

— Спасибо, я и на профсоюзных выспаться успеваю.

* * *

В 1950 году на гастролях в Ленинграде Фаине Георгиевне предложили комфортный номер в гостинице «Европейской» с видом на Русский музей, сквер, площадь Искусств. Раневская поселилась в этом номере и несколько дней в хорошем настроении принимала ленинградских друзей. Они делились анекдотами, обменивались новостями, ругали власть и чиновников.

Спустя неделю к Раневской пришел администратор и предложил переехать в такой же номер на другой этаж.

— Почему? — возмутилась Раневская. — номеров у вас много, а такая артистка, как я — одна.

— Да, но там вам будет гораздо удобнее.

— Мне и здесь хорошо, — наотрез отказалась переезжать Фаина Георгиевна.

Очень скоро в дверь постучали и перед актрисой предстал директор «Европейской». Включив воду в ванной, он объяснил Фаине Георгиевне, что ждет на днях высокопоставленное лицо, а этот номер в гостинице единственный, оборудованный прослушивающим устройством.

После этого Раневская незамедлительно собрала вещи, переехала и еще долго переживала, что с ней теперь будет.

Примечания

1. Лазарь Моисеевич Каганович (1893—1991) — советский государственный и партийный деятель, близкий сподвижник Сталина.

2. Михаил Иванович Жаров (1899—1981) — советский российский актер, режиссер театра и кино. Народный артист СССР (1949). Лауреат трех Сталинских премий (1941, 1942, 1947). Герой Социалистического труда (1974).

3. Леонид Ильич Брежнев (1906—1907) — советский государственный и партийный деятель, занимавший высшие руководящие посты в советской государственной иерархии в течение 18 лет.

Главная Новости Обратная связь Ресурсы

© 2019 Фаина Раневская.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.