Пазл 20. «Над седой равниной моря...»

Это было в начале 30-х годов минувшего столетия. Фаина Раневская тогда еще юной девушкой вернулась в Москву из Средней Азии. Она только поступила в Камерный театр. Было и холодно, и голодно.

Из бывшего демисезонного пальто Павлы Вульф сшили пальто для Раневской. Из одежды была ее юбка и блузка. Как сама шутила после Раневская: «У меня были полупальто и полублузка».

Жалованье в театре было ниже, чем зарплата уборщицы. Они жили вместе, одной семьей: Фаина Раневская, Павла Вульф, еще две актрисы. Не хватало самого элементарного и купить было не на что. Уже успели влезть в долги (Павлу Леонтьевну знали очень многие и ссужали охотно). Но деньги нужно было отдавать. А как?

В то время в разных домах культуры устраивалось немало всяких вечеров «для трудящихся». Иногда актерам везло — их приглашали выступить: что-то почитать, сыграть сценку. Повезло и Раневской: администратор Центрального дома культуры железнодорожников позвонила ей и предложила прочесть какие-нибудь стихи. Это была удача, Раневская была счастлива. Особенно радовал гонорар — целых пятьдесят рублей (при ее месячном жалованье в 270).

Она решила читать прозу — выбрала «Буревестника» Горького, который ей очень нравился. Но текст почему-то никак не хотел запоминаться. Тогда юная актриса решила, что выйдет на сцену с книгой и будет читать, но заглядывать в книгу элегантно, как учительница перед детьми на уроке. Всегда робкая и стеснительная, Раневская почувствовала себя смелой и уверенной. Очень уж грели ее обещанные пятьдесят рублей. Была зима, холодный ветер сдувал с ног, но Раневская бежала в театр, не чувствуя холода.

Объявили номер Раневской. Она уверенно вышла... Зал был набит до отказа. Мощный прожектор ослепил актрису. И все вдруг поплыло — Раневская еле удержалась на ногах.

Она попыталась выговорить фамилию и имя автора «Буревестника» и с ужасом поняла, что заикается. И заикается так сильно!

Зал замер, пораженный. Что это? Пародия? Но это же Горький, как можно?

Фаина попыталась собраться, начала читать первую строчку — и поняла, что заикается страшно, слова невозможно было вытолкнуть из себя.

И зал взорвался негодующими криками. Рассерженные голоса требовали немедленно убраться со сцены, обвиняли в хулиганстве.

Краем глаза Раневская взглянула на администратора — та показала ей сначала кулак, а потом — кукиш. Раневская театрально поклонилась залу и величаво ушла со сцены.

Потом она быстро оделась, выскочила наружу из Дома культуры и стала смеяться. Ей и вправду было смешно. Она смеялась над самой собой, над своей глупой уверенностью в легком заработке, над нелепыми мечтами. Шла по продуваемой насквозь колючим ветром улице Москвы. Во многих местах горели костры — люди так согревались. Раневская иногда останавливалась у костров, смотрела с улыбкой на огонь, шла дальше. Холода она опять не чувствовала: ей было весело...

Главная Новости Обратная связь Ресурсы

© 2019 Фаина Раневская.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.