Фаина Раневская и Юрий Завадский

О взаимной неприязни режиссера Юрия Завадского и актрисы Фаины Раневской ходили легенды. Пожалуй, не было в театре никого, кроме Фаины Георгиевны, кто бы так ретиво возражал режиссеру и так открыто над ним насмехался. И только спустя несколько дней после похорон Юрия Александровича...

«Раневская прижала меня к себе, — вспоминал коллега Фаины Георгиевны Геннадий Бортников, — и долго молчала. Молчал и я. В глазах Фаины Георгиевны была какая-то отрешенность.

— Осиротели, — сказала она. — Тяжело было с ним, а без него будет совсем худо».

* * *

Знаменитая балерина Галина Уланова1, последняя из жен Завадского, в детстве на вопрос о том, кем она хочет стать в будущем, уверенно отвечала: «Мальчиком!»

Услышав об этом, Раневская порадовалась: — Хорошо, все-таки, что ей не удалось стать мальчонкой, иначе Завадского обвинили бы в однополой любви...

* * *

Юрий Александрович Завадский в очередной раз произнес на репетиции характерную для него сентенцию и призвал коллектив подумать над каким-то вопросом:

— Одна голова хорошо, а...

— ...с телом куда лучше! — успела вставить Раневская, мгновенно разрушив весь пафос выступления режиссера.

* * *

Юрий Завадский на собрании труппы:

— Сезон обещает быть хорошим... Раневская шумно вздохнула:

— ...но обещание опять не выполнит.

* * *

Завадский всегда разъяснит, к какому выводу актеры должны прийти своим умом.

* * *

Молоденькой актрисе, страстно желавшей понравиться Юрию Завадскому, Фаина Раневская посоветовала:

— Как только он к вам приблизится, вставайте на цыпочки и молчите.

— Но для чего?

— Чтобы быть похожей на балерину. Да, и еще прекратите кушать, балерины все тощие.

* * *

На очередное замечание режиссера Завадского о том, что не мешало бы бросить курить, Фаина Раневская ответила:

— Венера тоже курила...

Пытаясь вспомнить хоть одну Венеру-актрису, Юрий Завадский озадаченно спросил:

— Какая Венера?

— Милосская.

— Кто это вам сказал?

Раневская пожала плечами:

— А почему же ей мужчины руки отбили?

Завадский со злорадным удовольствием пообещал:

— И вам отобьют, Фаина Георгиевна!

Актрису это ни капельки не смутило:

— На памятнике? Пусть отбивают. Только памятник для начала поставьте.

* * *

Завадский на собрании назидательно:

— Слово не воробей...

Раневская согласилась:

— Конечно! Оно голубь — нагадит, так нагадит!

* * *

Завадский в гневе во время очередной перепалки на репетиции:

— Фаина Георгиевна, возьмите себя в руки!

— Не могу. Боюсь задушить.

* * *

— Юрий Александрович, берегите себя. Вы себе еще пригодитесь, — советовала Завадскому Раневская.

* * *

Завадский принялся рассуждать о необходимости профилактики гриппа и об обязанности каждого актера сделать прививку:

— Обещают, что этой зимой Москву снова свалит грипп.

Раневская тревожно:

— Постановление партии и правительства было, что ли?

* * *

— Зачем вы так подробно расспрашивали Завадского, видит ли он в отпуске сны? — спросила одна актриса Фаину Георгиевну.

— Хочу присниться Юрию Александровичу и испортить ему весь отпуск.

* * *

— Фаина Георгиевна, почему бы вам просто не промолчать в ответ на мои реплики? — кипятился Завадский — Вам нужно обязательно ответить?

— Не могу же я оставлять вас в долгу, отвечая на серебро золотом. Приходится и самой размениваться.

* * *

Завадский любит, когда говорят правду в глаза, как бы она ни была льстива!

* * *

— Завадский больше не выбрасывает свой хлам, — сообщила Раневская сидящей в гримуборной актрисе.

— Почему вы так решили?

— Зачем выбрасывать, если можно показывать его на сцене?

* * *

Завадский хуже, чем думает о себе он сам, но, возможно, лучше, чем думаю о нем я.

* * *

Завадский лучший из режиссеров, если не принимать во внимание всех остальных.

* * *

— Завадский тоже человек, — объясняла Раневская коллеге Геннадию Бортникову, — но он пока об этом не догадывается. Вот слезет с постамента...

Немного подумав:

— Нет, сам не слезет..., а сбрасывать жалко. Тоже человек ведь...

* * *

Завадский Раневской:

— Я больше не буду вам ничего советовать, вы и без того умная, придумывайте это сумасшествие сами!

— Ну нет, мне без вашей помощи с ума не сойти!

* * *

Завадский никогда не ошибается просто так. Он совершает ошибки в назидание другим.

* * *

Разгневанный Завадский закричал:

— Зла не хватает!

Раневская услужливо:

— Могу одолжить.

* * *

По воспоминаниям коллег Фаина Раневская часто опаздывала. Когда у Завадского бывало хорошее настроение, он норовил ее поддеть по этому поводу:

— Фаина Георгиевна, почему вы снова опоздали?

Та невозмутимо:

— Поздно вышла из дома.

— Почему же нельзя было выйти пораньше?

— Выходить пораньше было тоже поздно, голубчик...

* * *

Бывает взаимная любовь. У нас с Завадским взаимная нелюбовь. Но мне лучше то, что есть.

* * *

Услышав, как актеры судачат о том, что у них с Юрием Завадским идет непрерывная война, Фаина Раневская задумчиво нахмурилась:

— Скажите, а всякие там конвенции не отменили?

— Какие конвенции, Фаина Георгиевна?

— Ну, военные, по поводу пленных...

— Нет, а почему вы спрашиваете?

— Если я одержу победу, мне же Завадского содержать придется.

Немного подумав:

— Может, проиграть? Пусть он меня содержит, у него кошелек толще.

* * *

Завадский, утомленный спором с Фаиной Раневской, машет рукой:

— Ладно, пусть будет по-вашему!

Та торжествующе:

— Поздно, я уже передумала!

* * *

Я очень добрая. Я даже могу простить Завадского за то, в чем он не виноват».

* * *

— Мне нужно в магазин, — заявила во время одной из репетиций Фаина Раневская.

— Что-то срочное, Фаина Георгиевна?

— Да, хочу купить брюки.

— Вы же не носите брюки.

— Вчера Юрий Александрович Завадский сказал, что если он увидит меня в брюках, то непременно получит инфаркт. Ради этого стоит их надеть.

* * *

С Завадским трудно. Если я молчу, он тут же воображает, что он прав. Если спорю — считает что дважды прав.

* * *

Известно, что Юрий Александрович Завадский был женат несколько раз.

В том числе, его женой была актриса Вера Марецкая2. Раневская не упускала случая съязвить по этому поводу:

Завадский предпочел видеть Верку на сцене, — говорила Фаина Георгиевна. — Наверное, дома по утрам она представляет неприглядное зрелище.

* * *

Была женой Юрия Александровича и великая балерина Галина Уланова.

— Завадский не вынес болтливых актрис и выбрал себе в жены балерину, чтобы молчала, — заявила Раневская.

* * *

Юрий Завадский очень любил проводить своеобразные лекции об актерской игре в частности и о театре в целом. Не ходить на них считалось рискованным. Актеры боялись режиссерского гнева.

Однажды, после очередной длинной и скучной лекции, Завадский вдруг обратил внимание на непривычно притихшую Раневскую:

— Фаина Георгиевна, что-то вас давно не слышно...

— Это чтобы умнее казаться. Те, кто молчат, всегда умнее выглядят. Вы брали бы пример...

* * *

Коллега Фаины Георгиевны, актер страшно переживал, услышал ли Завадский, что он сказал. Раневская обнадежила молодого человека.

— Не услышал. Завадский никогда не слышит, если говорят не о нем.

* * *

— Это ваши слова, Фаина Георгиевна?! — возмутился по какому-то поводу Завадский.

— Нет, я их взяла взаймы.

* * *

— Завадский опорочил меня перед потомками, — заявила как-то Фаина Георгиевна.

— Чем, Фаина Георгиевна?

— Он — гениальная сволочь. Но потомки, к сожалению, забудут, что он — сволочь, зато будут помнить, что гениальная. А если гений не дает роли Раневской, значит, Раневская — говно.

* * *

Во время одной из репетиций Завадский услышал, как Раневская говорит о нем:

— Юрий Александрович очень любит, чтобы ему говорили правду в лицо, даже если после подобных откровений правдолюбца уволят.

— Я же вас не уволил, Фаина Георгиевна, — заметил режиссер.

— Боитесь, что я уйду и скажу эту правду в другом месте.

* * *

Завадский воскликнул в отчаянии:

— Публика просто не способна понять замысел этого спектакля!

Раневская тут же посоветовала:

— Поменяйте публику.

Завадский ехидно:

— Посоветуйте как.

— Напишите на афише: «Спектакль только для тех, кто способен понять». Будет аншлаг, все решат, что признаваться в неспособности неприлично.

* * *

— Если Завадский умрет, я умру тоже.

— Почему, Фаина Георгиевна? Вы так его любите?

— Не от тоски, от избытка желчи. Мне не на кого будет ее изливать.

* * *

Я не помню случая, чтобы кому-нибудь удалось оказаться сверху Завадского.

* * *

Иногда Юрий Александрович ведет себя не как мужчина, а как склочница из коммунальной квартиры.

* * *

Завадский — вытянутый в длину лилипут.

* * *

Была у Завадского жена — Уланова. Слава богу, у нас не танцевала.

* * *

Кончаю мое существование на помойке, то есть в театре Завадского.

* * *

Театр — невыносимая пошлость во главе с Завадским.

* * *

Творческие поиски Завадского охарактеризовывались Раневской не иначе, как «капризы беременной кенгуру».

* * *

Раневская постоянно опаздывала на репетиции. Наконец, у Завадского лопнуло терпение и он попросил актеров не замечать актрису, когда она в очередной раз опоздает.

Вбежав в репетиционный зал, Раневская поприветствовала коллег:

— Здравствуйте.

Молчание.

— Здравствуйте, — повторила Фаина Георгиевна громче, но ответа не услышала.

— Здравствуйте.

Ноль внимания.

— Ах нет никого?! Тогда пойду поссу.

* * *

Наблюдая за происходящим на сцене Юрий Александрович не выдержал и заорал:

— Фаина Георгиевна! Вы своими находками «сожрали» весь мой замысел!

— То-то у меня чувство, как будто я говна наелась, — достаточно громко пробурчала Раневская.

— Вон из театра! — крикнул мэтр.

Подойдя к авансцене, Фаина Георгиевна ответила:

— Вон из искусства!!

* * *

Юрий Александрович Завадский любил не только читать лекции, но и организовывать мастер-классы по актерскому мастерству, точнее по своему видению театра. Фаина Георгиевна не любила эти мероприятия, считая их пустой тратой времени. В который раз заметив, что Раневская не пытается скрыть зевоту, режиссер начал укорять актрису:

— Фаина Георгиевна, как же так? Я говорю, а вы зеваете!

— Не смущайтесь, — заявила Раневская. — Я всегда зеваю, когда мне очень интересно.

* * *

Завадский:

— Фаина Георгиевна, почему вы меня не слушаете?

Раневская:

— Чтобы не появилось желание возражать.

* * *

Завадский:

— Наша позиция твердая! Раневская:

— Но гибкая.

* * *

Услышав о Завадском, что тот страшно злопамятный и никогда никому ничего не прощает, Фаина Раневская возразила:

— Неправда! Себя он прощает всегда.

* * *

Как-то Юрий Александрович Завадский, который только что к своему юбилею получил звание Героя Социалистического Труда, опаздывал на репетицию. Ждали долго. Наконец, не выдержав, Раневская спросила с раздражением:

— Ну и где же наша Гертруда?

* * *

Есть перпетум мобиле, а Юрий Александрович — перпетум кобеле.

* * *

Он умрет от расширения фантазии.

* * *

Делая скорбную мину, Раневская замечала: «В семье не без режиссера».

* * *

...С упоением била бы морды всем халтурщикам, а терплю. Терплю невежество, терплю вранье, терплю убогое существование полунищенки, терплю и буду терпеть до конца дней. Терплю даже Завадского.

* * *

— Ох, вы знаете, у Завадского такое горе! — Какое горе? — Он умер.

* * *

Во время репетиции Юрий Александрович Завадский обиделся на актеров из-за какой-то ерунды, не сдержался, накричал, выбежал из репетиционного зала, хлопнув дверью и бросив:

— Пойду повешусь!

Все были подавлены. В тишине раздался спокойный голос Раневской:

— Юрий Александрович сейчас вернется. В это время он всегда ходит в туалет.

* * *

Завадскому дают награды не по способностям, а по потребностям. У него нет только звания «Мать — героиня».

* * *

Когда у Раневской спрашивали, почему она не ходит на мастер-классы и лекции Завадского о профессии актера, Фаина Георгиевна отвечала:

— Я не люблю мессу в бардаке.

* * *

— Доктор, в последнее время я очень озабочена своими умственными способностями, — жаловалась Фаина Георгиевна.

— А в чем дело, дорогая моя? Каковы симптомы?

— Очень тревожные: все, что говорит Завадский кажется мне разумным.

* * *

Отзывчивость никогда не была сильной стороной режиссера Юрия Александровича Завадского. Притворяться же он не хотел и не любил. Когда однажды на гастролях у Фаины Георгиевны случился сердечный приступ, Завадский лично отвез актрису в больницу и ожидал в коридоре, пока несчастной сделают укол. На обратном пути в театр режиссер поинтересовался:

— Что они сказали, Фаина?

— Что, что... Грудная жаба3, — пробурчала Фаина Георгиевна.

— Какой ужас! — воскликнул Завадский. — Грудная жаба!

Но уже через минуту, засмотревшись на пейзаж за окном автомобиля, стал напевать:

— Грудная жаба, грудная жаба.

* * *

— Вы знаете, что снится Завадскому? — спрашивала коллег Раневская. И тут же отвечала на свой вопрос. — Ему снится, что он уже похоронен в Кремлевской стене.

* * *

Завадский родился не в рубашке, а в енотовой шубе. У других во рту была серебряная ложка. У Завадского был половник.

* * *

Завадский уцененный Мейерхольд.4

* * *

Завадский — маразматик — затейник.

* * *

Фаина Раневская часто говаривала, что Завадский простудится только на её похоронах.

* * *

— В зрительном зале нужно поменять кресла, — заявила Фаина Георгиевна.

— Это еще зачем? — подозрительно прищурился Завадский.

— Подголовники нужны высокие.

— Фаина Георгиевна, с задних рядов и без того сцену плохо видно.

— Еще одна производственная пьеса, и в театр будут ходить только те, кому дома выспаться не дают. А спать удобнее с подголовником.

* * *

— Вчера была приятно удивлена.

Зная, что накануне Фаина Раневская ходила на спектакль в другой театр, Завадский несколько ревниво поинтересовался:

— Чем это?

— Оказывается, бывает хуже, чем у нас.

* * *

— Дурной характер Завадского куда тяжелее моего!

— Ты уверена, Фаина? — засомневалась Вера Марецкая.

— Конечно! Я свой переношу легко, а его — трудно.

* * *

— Куда поедет отдыхать Завадский, когда возьмет отпуск? — поинтересовалась Раневская.

— Кажется, в Крым, — отмахнулась Марецкая. — А тебе зачем?

— Хоть бы раз поехал в местный санаторий.

— Зачем? — снова спросила Марецкая.

— Крым мне не по карману, а в санатории я бы ему отпуск испортила с удовольствием.

* * *

Завадский посредственному актеру:

— Вашей игрой недовольна добрая половина зрителей!

Раневская поддержала:

— А что уж говорить о злой...

Примечания

1. Галина Сергеевна Уланова(1909—1998) — русская советская балерина, балетный педагог. Народная артистка СССР (1951). Дважды Герой Социалистического труда (1974, 1980). Лауреат Ленинской (1957) и четырех Сталинских (1941, 1946, 1947, 1950) премий. Самая титулованная и более всех награжденная среди всех народных артистов СССР.

2. Вера Петровна Марецкая (1906—1978) — советская, российская актриса театра и кино. Народная артистка СССР (1949). Герой Социалистического Труда (1976). Лауреат четырех Сталинских премий (1942, 1946, 1949, 1951).

3. Стенокардия, грудная жаба — болезненное ощущение, чувство дискомфорта за грудиной.

4. Всеволод Эмильевич Мейерхольд (1874—1940) — русский советский театральный режиссер, актер и педагог. Народный артист РСФСР (1923).

Главная Новости Обратная связь Ресурсы

© 2019 Фаина Раневская.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.