Не главные... но незабываемые

Многие исследователи творчества Раневской писали, что плохих ролей у нее не было. Неинтересные, проходные спектакли и фильмы — да, были. Но участие Фаины Георгиевны в этих, как сейчас бы сказали, проектах заметно поднимало их уровень. И в череде образов хотелось бы особенно отметить два — по сложившейся несправедливой традиции это тоже были второплановые роли. Но какие!

«Четвертый раз смотрю этот фильм. Сегодня актеры играли как никогда!»

(Ф.Г. Раневская)

...1945 год. Только что завершилась Великая Отечественная война. Разруха, голод, осиротевшие дети... До сказок ли тут? Но на «Ленфильме» начинаются съемки ленты по мотивам одной из самых известных в мире сказок — «Золушка».

Как и многие другие фильмы и спектакли того времени, он был призван вернуть зрителей в самое лучшее время их жизни — детство, подарить уверенность в непременной победе добра над злом, а правды — над обманом и лицемерием. Режиссеры — Надежда Кошеверова и Михаил Шапиро — собрали блестящий актерский ансамбль. Янина Жеймо в роли нежной Золушки, Эраст Гарин — немного нелепый, но при этом добрый и справедливый Король, Алексей Консовский — Принц, Варвара М ясникова — Фея...

Раневской была уготована роль Мачехи. Интересно, что сценарист, Евгений Шварц, поначалу очень настороженно отнесся к ее назначению. Фаина Георгиевна показалась ему слишком «громкой», он считал, что актриса перебарщивает с характерностью, «выпихивает» Мачеху на первый план. Но впоследствии, познакомившись поближе с творческими методами Раневской (конечно же, она по своему обыкновению начала упоенно видоизменять роль), дал согласие на ее участие в кинофильме. И, как обычно, второстепенный персонаж в исполнении Фаины Георгиевны стал одним из главных украшений картины.

Да, ее Мачеха отвратительна: жадна, лицемерна, груба. Но внешне эта дама не лишена импозантности, а ее туалеты — пусть даже попугайские — очень эффектны. Кстати, фильм был «раскрашен» (или, говоря профессиональным языком, колоризирован) только в 2009 году, а до того зрители любовались черно-белой «Золушкой». Но с таким удовольствием играли актеры и такую «вкусную» картинку они в итоге создали, что монохромность сказочного дворца и роскошных туалетов не воспринималась как недостаток. А когда «Золушка» стала цветной, многие в удивлении спрашивали: «А разве не всегда так было?»

Впрочем, вернемся к Мачехе. Для сценариев Шварца всегда было характерно переплетение сказки и современных реалий, в речах его персонажей нет-нет да и проскакивают обороты, не характерные для сказочных королевств, — скорее подсмотренные и подслушанные в обыденной жизни.

И Фаина Георгиевна радостно включилась в эту игру. В ее Мачехе зрители узнавали не только классическую сказочную негодяйку, в ней видели сварливую соседку по коммунальной квартире, базарную торговку, склочную тетку из автобуса... «А еще корону надел!» — рявкает она на Короля. Когда хрустальная туфелька не налезает на ноги ее дочерей, деловито интересуется: «Других размеров нету?» Утешает свою дочь: «Король — вдовец, я и тебя пристрою!» А когда Мачехе кажется, что ее мечта — стать «королевской тещей» — как никогда близка к осуществлению, она сокрушается: «Жалко, королевство маловато, разгуляться мне негде!» Но тут же оживает: «Ничего... я поссорюсь с соседями, это я умею!» И ни у кого не остается сомнений: умеет!

Но — удивительное дело — зрители называли Мачеху одним из своих любимых персонажей. Наверное, потому, что при всей своей мелочности, коварстве, лживости она не страшна, а прежде всего смешна. И как приговор сказочной злодейке звучит финальная речь Короля: «И никакие связи не помогут сделать ножку маленькой, душу — большой и сердце — справедливым».

«Сказка — это когда женишься на лягушке, а она оказывается царевной. А быль — это когда наоборот»

(Ф.Г. Раневская)

...В начале 1950-х годов в Театре имени Моссовета по инициативе Юрия Завадского был поставлен спектакль «Шторм» по пьесе Владимира Билль-Белоцерковского. Тема что ни на есть идеологически правильная: гражданская война, утверждение советской власти, борьба с контрреволюционерами и спекулянтами. Но кто сейчас помнит все сюжетные ходы «Шторма»? А вот эпизод с допросом арестованной спекулянтки Маньки (ее блистательно воплотила Фаина Раневская) уже давно воспринимается как самостоятельное произведение искусства. К счастью, у современных поклонников Раневской есть возможность посмотреть этот мини-шедевр в записи.

«Настоящий мужчина — это мужчина, который точно помнит день рождения женщины и никогда не знает, сколько ей лет. Мужчина, который никогда не помнит дня рождения женщины, но точно знает, сколько ей лет, — это ее муж»

(Ф.Г. Раневская)

Он начинается с того, как в кабинет сотрудника ЧК приводят арестованную на рынке Маньку, неповоротливую на первый взгляд бабищу, одетую в бесформенный тулуп, поверх которого намотаны еще и какие-то платки. А дальше мы наблюдаем за поединком следователя, у которого к Маньке немало претензий (поддельный паспорт, спекуляция, торговля зараженным тифом бельем), и прожженной преступницы. Манька, видимо, только прикидывается полуграмотной дурочкой, она — человек наблюдательный и неглупый. Вот она притворяется глуховатой, и от ее «Шо грыте?» зрительный зал начинает хохотать. Вот она даже пытается кокетничать со следователем: «Вы вот из виду тоже молодой да гарный!», а на вопрос «семейное положение?» застенчиво сообщает «я барышня!». А потом хватает со стола наган — и становится ясно, что эта дама способна не только тряпками на рынке торговать... Но, как и следовало ожидать, мудрый чекист просто спровоцировал Маньку — оружие не заряжено, и она, растерянно повертев в руках наган, пытается «сотрудничать со следствием», вопя: «Всех повыдаю к чертовой матери!»

И снова, как всегда у Раневской, образ складывается не только из очевидных деталей, но и из второстепенных мелочей. Посмотрите на руки Маньки — грубые, негнущиеся, но при этом они постоянно в движении: перебирают полу тулупа, ощупывают край стола... Обратите внимание на то, как она расстегивает свой жуткий тулуп — и под ним неожиданно обнаруживается платье, расшитое бисером и блестками, — какими путями оно попало к своей нынешней владелице?

Партнеры по сцене едва не возненавидели Раневскую — зрители смотрели «Шторм» только ради нее, ходили в театр «на Маньку». Театральные байки гласят, что во время спектакля билетерши и прочий персонал Театра имени Моссовета разбегались по зрительному залу, сообщая всем желающим, сколько минут осталось до выхода Фаины Георгиевны. А после феерической сцены со спекулянткой значительная часть зрителей просто уходила — больше в «Шторме» смотреть было не на что.

Финал этой истории довольно печален и не очень красив. Завадский, видя, что, кроме Маньки, спектакль не может ничем впечатлить театралов, сначала пытался ввести в него дополнительные сцены, увеличить число действующих лиц... Не помогало. И тогда состоялась беседа Юрия Александровича и Раневской. Руководитель театра сообщил актрисе: сцена со спекулянткой будет «вырезана» из «Шторма». Фаина Георгиевна, естественно, поинтересовалась — почему? И услышала, что этот эпизод воспринимается как инородный фрагмент, как самостоятельная постановка, а сама она играет роль слишком ярко и смещает акценты спектакля в противовес авторскому и режиссерскому замыслу. Поэтому — изъять!

Раневская сначала пыталась найти хоть какую-то логику в этих абсурдных обвинениях, но — не получилось. И тогда она задала вопрос:

— Так что же, для пользы дела мне нужно играть роль значительно хуже?

«Шторм» на этом закончился: без Маньки он просуществовал недолго и в итоге был снят с репертуара. «Что великого сделал Завадский в искусстве?» — вопрошала к друзьям Раневска я. И отвечала: «Ну, разве что выгнал меня из "Шторма"».

«Ему суждено умереть от расширения фантазии» (Ф. Раневская о режиссере Ю. Завадском)

Нельзя не сказать несколько слов и о «мультяшных» ролях Фаины Георгиевны. Ее голосом говорит Домомучительница — фрекен Бок — в отечественном мультфильме "Карлсон вернулся". Кстати, и во внешнем облике этой своеобразной няни довольно много общего с самой Раневской! Именно таков был замысел художников: там, где это было возможно, создатели мультфильма придавали рисованным персонажам черты, которые сблизили бы их с теми, кто возьмется их озвучивать.

Говорят, что поначалу Фаина Георгиевна была крайне недовольна своим мультипликационным воплощением. Несмотря на то, что актриса всегда отзывалась о собственной внешности с иронией, Домомучительница показалась ей слишком карикатурной и довольно страшной. Создатели мультфильма долго уговаривали Раневскую, убеждали, что фрекен Бок получится очень смешная и обязательно понравится детям. Она растаяла и согласилась. Можно ли сейчас представить Домомучительницу с каким-то другим голосом? Вряд ли... «По телевизору показывают жуликов. Ну чем я хуже?»

А в мультфильме 1943 года «Сказка о царе Салтане» голосом Фаины Георгиевны говорит... Кто? Ну конечно же, Бабариха!

Однажды поздней ночью Раневской позвонил ее давний друг режиссер Сергей Эйзенштейн и сообщил: он лично слышал, как Сталин в неофициальном разговоре положительно отозвался о ее работе. От волнения Фаина Георгиевна не могла уснуть. Тогда она взяла бутылку коньяка, разбудила дворника и вместе с ним отметила радостное событие.

Главная Новости Обратная связь Ресурсы

© 2018 Фаина Раневская.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.