Жизненная философия

— Я не такая, как все? Зато вы все одинаковые!

* * *

— Я любила жизнь даже тогда, когда она не очень любила меня. Теперь судьбе придется компенсировать все, распределяя меня в рай.

Немного подумав, добавляет:

— Но меня оттуда скоро выгонят за старческое ворчание.

Марецкая саркастически интересуется:

— На что это ты собираешься ворчать в раю?

— Найду. Хотя бы на то, что тебя там не будет.

* * *

— Фаиночка, как у тебя дела?

— Как всегда — враскоряк.

— ?!

— Одной ногой уже в светлом будущем, вторую ногу поставить не успела, как оно снова отодвинулось.

* * *

— Деньги, конечно, грязь, зато какая лечебная.

* * *

— Потратить деньги с умом просто. Для этого нужны всего лишь деньги и ум.

* * *

— Не найти такой задницы, через которую мы уже чего-то не сделали бы.

* * *

— Отговорка как дырка в жопе — есть у каждого.

* * *

— На деле надежный тыл почему-то всегда оказывается голой жопой.

— Самая неверная шлюха — это память при склерозе, изменяет каждые полчаса.

* * *

— Бывают такие приставучие сочувствующие, что легче сказать «здоровье хорошее», чем полдня объяснять, что на жопу не сесть от уколов, а в голове дырка, через которую выдувает последнюю память.

* * *

— Она такая страшная, что пришедшая за ней смерть с перепугу весь газон выкосила...

* * *

— Как дела, Фаина Георгиевна?

— Стабильно. Каждый день в жопе.

* * *

— Вот интересно, читала ли «Голова профессора Доуэля» о «Всаднике без головы»?

— Неприятности в нашей жизни не просто так, это чтобы человеку жизнь медом не казалась.

* * *

— Он водку пьет от большой занятости.

— ?!

— Она готовой продается. Компот варить нужно, молоко кипятить, чай и тот заваривать, за пивом в очереди стоять, а водку открыл и пей даже без стакана...

* * *

— У нас так много любителей бороться, что когда не с кем, борются с отсутствием объектов. Иногда просто назначая таковых.

* * *

— Полное безобразие в виде мокрого снега с ветром в метеосводках почему-то упорно зовется погодой. Брали бы пример с разумных людей — непогода она и есть непогода.

— Курить вообще не вредно, вредно курить много и всякую гадость.

* * *

— Трудней всего ждать, когда и на нашей улице наступит праздник тем, кто с похмелья.

* * *

— Говорят, у страха глаза велики. У зависти они еще больше.

* * *

— Мы все так рвемся в светлое будущее, потому что в спину дышит темное прошлое?

* * *

— Решила стать другой.

— Измениться, Фаина Георгиевна? В чем?

— Нет, просто другой. Лучшие роли всегда у других, как и остальное — деньги, квартира, даже хорошие соседи сверху. Выхода не вижу, кроме как стать этой другой.

Под лежачий камень вода не течет.

— Интересно, вы часто встречаете другие камни, например, сидячие или стоячие?

* * *

Язык мой враг мой.

— В чем трудность? Если он ваш, прикусите так, чтоб замолчал, и все.

* * *

— Хорошее пусть длится долго, тогда меньше времени останется на ожидание следующего хорошего.

* * *

— Мало, чтобы мы не ведали печалей, надо еще, чтобы они не подозревали о нас.

* * *

— Не вижу смысла в своей жизни!

Раневская советует:

— Поищите в чужой...

Законченный дурак.

— Таких не бывает, нет предела совершенству.

* * *

— Почему-то умная мысль приходит только после того, как глупость уже совершила...

* * *

Мыслю, значит, существую.

— Если посмотреть на существование большинства, становится понятно, чем они мыслят.

* * *

— Чтобы любой человек стал приятен, нужно увидеть в нем лучшее. Только не стоит долго к этому лучшему присматриваться.

* * *

Услышав жалобу: «Приходится пробивать головой стену...»:

— Голубчик, а дверь найти не пробовали?

У нас нет выбора...

— Еще неизвестно, что хуже, иногда выбрать трудней, чем совершить что-то без выбора.

* * *

В перерыве между съемками в гримерке обсуждают, как сохранить зубы целыми надолго. Перебрали все: не есть сладкого, чистить дважды в день, полоскать после еды...

Раневская добавляет:

— Не нарываться на неприятности.

* * *

— Нет ничего глупее зуба мудрости, ума от него не прибавляется, а боли вон сколько.

* * *

— Промахи вовсе не всегда обидны. Чем же плохо, если промахнулся тот, кто бросил в тебя камень?

— Ничто не радует так, как неудача врага или просто противника.

* * *

Раневская на гастролях простыла и стала чихать.

— Фаина Георгиевна, как же вы подхватили у нас грипп?

— Не обольщайтесь, голубчик, микробы я привезла с собой из Москвы.

* * *

— Фаина Георгиевна, что самое страшное для любви?

Со вздохом:

— Старость.

Немного подумав, добавляет:

— Впрочем, отсутствие самой любви еще хуже...

* * *

— Я вовсе не против учебы и сдачи экзаменов, но проходить эти мучения еще раз совершенно не хочется.

— Хотите услышать мнение женщины о себе — потребуйте от нее замолчать. Только не в очереди, мнение всей очереди может оказаться слишком впечатляющим.

* * *

— Он такой воспитанный, что даже гадости делает с извинениями.

* * *

— Зачем вам шоколадные конфеты, Фаина Георгиевна, вы же не едите сладости?

— В гости иду. Надо же хоть на время чем-то заткнуть рот их ребенку.

* * *

— У нас очень любят поддерживать тех, кто говорит ни о чем. Им и аплодировать любят.

* * *

— Некоторые тыкают от невоспитанности, а некоторые, чтобы понять вашу переносимость хамства. Первых хоть можно попробовать воспитать, а вторые так и будут испытывать ваше терпение, пока не нарвутся на ответное хамство. В чем вас и обвинят.

* * *

— Знаете, лучше не встретить мужчину своей мечты и думать, что вы просто разминулись, чем встретить и понять, что мечтала не о том...

* * *

— Неужели вы не пытались найти мужчину своей мечты?

— Понимаете, на поиски уходит столько времени, что, когда он найден, оказывается, что сама мечта уже изменилась, и приходится все начинать сначала. И так раз за разом.

* * *

«...и жили они долго и счастливо...»

Раневская добавляет:

— Назло наследникам.

Принцип кнута и пряника.

— Тому, у кого есть кнут, пряники не нужны...

* * *

— Жопа — самый ответственный орган у человека.

— ?!

— Попробуйте умничать, сев на кнопку... или если у вас понос.

* * *

— Удача приходит ко всем. Только к некоторым задом.

* * *

— Чтобы при целых овцах волки были сыты, можно сожрать пастуха.

* * *

Пытаясь поставить диагноз, врач спрашивает:

— Как сон, хорошо ли вы спите?

— Доктор, меня гораздо больше волнует время, когда я не сплю.

О знакомой актрисе:

— Она хорошо воспитана.

— Фаина Георгиевна, раньше вы говорили иначе.

— Я ошибалась. Сегодня она вела себя очень вежливо, не спела в гостях ни одной арии.

* * *

Раневскую бесили пустые вопросы, задаваемые репортерами.

— Фаина Георгиевна, чем, по-вашему, отличаются хорошие актеры от плохих?

— Хорошие играют хорошо, а плохие — плохо.

* * *

— Фаина Георгиевна, стоит ли заводить детей?

— Не знаю. Возможно, лучше немного подождать и завести сразу внуков.

* * *

— Когда вами недовольны, держитесь ближе к двери.

— Почему?

— В нее можно успеть выскочить и хлопнуть. А вот если вышвырнут в окно, им хлопнуть вряд ли получится.

* * *

— Повторение ошибок молодости вовсе не гарантирует ее возвращения.

* * *

Знакомый мрачно:

— Он увел у меня жену! Мечтаю о мести.

Раневская советует:

— Проще простого: не забирайте обратно и вы в расчете.

* * *

Слыша за кулисами постоянное покашливание в зале:

— Там кто-то перепутал театр с врачебным приемом...

* * *

Скупой платит дважды.

— А говорят, у скупых плохо работать...

— У нас День труда и тот выходной.

* * *

— Фаина Георгиевна, вы встречаете Новый год?

Та в ответ вздыхает:

— Его что встречай, что не встречай, все равно придет.

* * *

— Природа любит бездарностей.

— ?!

— Конечно, иначе почему их столько развелось?

* * *

— До чего же обидно, когда твоя мечта сбывается у кого-то другого...

* * *

Знакомый актер, не получив роль, вздыхает:

— Я упустил последний шанс.

Раневская успокаивает:

— Что вы, голубчик, это не последний. Вы еще много шансов упустите...

* * *

— Плохо наступить на грабли, еще хуже, если они лежали ручкой на куче навоза.

* * *

Услышав пафосное «В этом мире жить невозможно!»:

— А вы знаете другое место?

* * *

— В нашей жизни ничего нельзя украсть...

— ?!

— Любая кража всего лишь перемещение вещи с одного места на другое.

* * *

Выступающий чиновник:

— ...и уверенность в завтрашнем дне!

Раневская интересуется:

— Вы сейчас день имели в виду или дно?

* * *

— Не деньги портят людей, а люди деньги.

* * *

— Конечно, не в деньгах счастье, особенно если у тебя их достаточно...

* * *

— Первый признак смерти: о тебе начали говорить только хорошо.

* * *

— Красота — страшная сила, и с каждым годом все страшней и страшней.

* * *

— Вокруг столько тех, у кого внутреннюю красоту не сможет найти даже патологоанатом...

— Они не могли перейти на личности, даже оскорбляя друг друга!

Все решили, что Раневская привычно заступается за порицаемых на собрании «из вредности», потому что осуждали известных дебоширов.

— Вполне могли, Фаина Георгиевна.

— Нет, для этого личности нужно иметь.

* * *

— У нас вокруг столько рыл, что, куда ни глянь — все в пуху.

* * *

Наблюдая за вереницей женщин с сумками на улице:

— Кенгуру умней, придумали себе сумки на животе, никаких авосек в лапах.

* * *

— Если столько умных вокруг знают, как надо жить, то откуда берутся толпы неудачников?

— Вечная память гарантирована только тому, кто умер в долгах.

* * *

Раневская перебирает старые фотографии.

— Прошлое вспоминаете, Фаина Георгиевна?

— Нет, от настоящего отвлекаюсь.

* * *

— Чтобы выглядеть отдохнувшими, некоторые женщины вместо сна проводят часы перед зеркалом, нанося кремы, пудру, помаду и всякую всячину...

* * *

— У стариков нет бессонницы, просто одни не спят, боясь не проснуться, а другие, жалея остаток жизни провести во сне.

* * *

— Бывают сморчки грибы, а бывают люди.

Услышав о смерти знакомого:

— Он вытянул в жизни счастливый билет, но до розыгрыша не дожил...

* * *

Устами младенца глаголет истина.

— А остальные врут, что ли?

* * *

— У моего Малыша взгляд умней, чем у многих министров. Хорошо, что в министры берут не за ум в глазах, не то маялась бы моя собака в министерском кресле...

* * *

— Простить всех легко, как только поймешь, что этим всем на твои обиды наплевать.

* * *

— Чаще и успешней всего люди размышляют о том, что их совершенно не касается.

— Фаина Георгиевна, вы были у врача? Что он вам сказал?

— Ничего, я так напугала своими жалобами, что его хватил удар.

* * *

Раневская в магазине, задумчиво покрутив в руках бутылку водки:

— Проявитель...

— Это водка, Фаина Георгиевна, — смущенно улыбается продавец, решив, что великая актриса плохо видит.

Та в ответ горестно качает головой:

— Деточка, «водка» написано для отвода глаз. Эта жидкость, попав в организм, проявляет в человеке все свинство, какое есть.

* * *

Раневской выговаривают за то, что она третирует молодого бесталанного актера. Та некоторое время терпит, потом фыркает:

— Да пусть идет с миром.

И тут же «уточняет»:

— Но в жопу!

— Большинство людей хорошие и талантливые, но вокруг почему-то сплошное меньшинство.

* * *

— Фаина Георгиевна, почему вы не вышли замуж?

— Я же не до такой степени мужененавистница, чтобы кому-то портить жизнь...

* * *

— Чтобы узнать все, что угодно, достаточно сказать женщине: «Ну, об этом я тебя уже не спрашиваю...» В ответ она тут же выложит все.

* * *

Знакомый досадует:

— Из-за жены у меня выросли рога!

Раневская с сомнением:

— А может, не из-за нее, а потому что вы просто козел?

— Говорят, что несколько женщин ни за что не смогут договориться. Неправда, предложите обсудить кривые ноги третьей и увидите такое согласие!..

* * *

— Разговаривать с дураками тяжело, они считают тебя равной.

— Так не говорите вовсе, Фаина Георгиевна.

— Нельзя, сочтут глупей себя.

* * *

— Люди называют полезными те растения, что посадили сами, и сорняками — которые взрастила Природа. Может, надо наоборот?

* * *

— У русского человека жопа без приключений — это уже не жопа, а простые выпуклости седалища.

* * *

— У нас государственная религия атеизм.

— Съезды исторические, решения судьбоносные, задачи и цели гигантские, а в подъездах как ссали по углам, так и ссут.

* * *

— В КГБ может работать любое дерьмо — стукачом.

* * *

— У нас все общественное, даже мнение.

* * *

— Когда у людей был матриархат, как называли ту, что во главе, — Матриархом?

* * *

— Те товары, на которых нет знака качества, некачественные?

* * *

— Большинству людей нужна не только сильная рука, чтобы крепко держать и вести куда следует, но и крепкая нога, чтобы вовремя подбадривать пинком под зад.

* * *

— В наших газетах четкое разделение: проблемы всегда мировые, а успехи отечественные.

* * *

— У одних свобода совести, у других свобода от совести.

* * *

Услышав выражение «на планетах существует жизнь»:

— Я всегда говорила, что у нас существование.

* * *

— У нас не только самый короткий рабочий день, но и неделя тоже.

Собеседник заподозрил подвох, поскольку в Советском Союзе в то время рабочих дней было шесть:

— Вы ничего не перепутали, Фаина Георгиевна?

— Нет. В понедельник похмелье после выходного, в среду празднуем середину недели, в пятницу готовимся к выходному, в субботу и вовсе работать не хочется перед воскресеньем. Остаются вторник и четверг.

* * *

Молодящаяся актриса кокетничает:

— Что может быть хуже старости?

Раневская усмехается:

— Быть старой дурой.

* * *

— Большинству не так обидно, что сами стареют, а что вокруг все больше молодых.

* * *

Раневская вздыхает:

— Так хочется махнуть на все рукой!

— Так в чем же дело, Фаина Георгиевна?

— Никак не могу решить, с чего же начать.

— Мы столько помогаем слаборазвитым странам, что у меня возникает подозрение, будто заранее готовим себе место в их рядах.

* * *

— Глупо поддаваться старости, пока не постареешь.

* * *

— Этого подлеца посадили за взятки!

Раневская пожимает плечами:

— Его посадили за дискредитацию.

— Как это?

— Взятки брал, но так мало, что портил репутацию остальным.

* * *

— Если Пушкин сукин сын, то чьи же дети современные борзописцы?

* * *

— Если на фестивалях представлены лучшие, то как же выглядят худшие?!

О знакомом:

— У него такой запас совести! Теряет, теряет, но все еще не подлец.

— Стали устраивать концерты на стадионах. Никакой уверенности, что на маленькой сцене посреди огромного стадиона стоит именно та певица. Голос-то легко по динамикам с пластинки передать.

* * *

Знакомый молодой человек просит совет, стоит ли ему в очередной раз круто менять свою жизнь. Раневская пожимает плечами:

— Жизнь человеку дается только раз, значит, дважды испортить ее не получится. Можете делать, что угодно, вам уже не опасно.

* * *

Шумной назойливой знакомой, желающей втереться в доверие, чтобы потом хвастать своим близким знакомством с Раневской:

— Вас как много, что мне столько не нужно...

— Ум столетнего человека вовсе не ум пяти двадцатилетних глупцов.

Немного подумав, добавляет:

— Хотя какой ум у столетнего? Значит, и впрямь равны...

* * *

— Бывают полные дуры, а бывают худые...

* * *

— Если грабители требуют у вас выбрать жизнь или кошелек, предложите им забрать и то, и другое. Сразу поймут, что в кошельке пусто, а жизнь такая, что и отбирать не стоит.

* * *

— ...и жизнь полная чаша...

Раневская добавляет:

— ...дерьма...

* * *

Знакомый на отдыхе хвастает, что нашел подкову. Раневская сокрушенно:

— Не поможет.

— Почему?

— Подковы приносят счастье только тем, что пашут как лошади.

* * *

Большое видится на расстоянье...

— Конечно, больше вероятности в него не вляпаться.

* * *

— Судьба щедро одарила этого молодого человека...

Раневская комментирует:

— Здоровьем...

* * *

— Мне с богатством всегда не по пути, оно лежит в чужих кошельках или на чужих сберкнижках.

* * *

— Считать овец, чтобы заснуть, бесполезно. Свои овцы есть мало у кого, а считать чужих завидно...

— Удивительно: осел ослом, а ведет себя по-свински.

* * *

— Нужно, чтобы тебе не только завидовали, но и не могли нагадить...

* * *

— У нас одна помеха счастью.

— Какая, Фаина Георгиевна?

— Утреннее похмелье.

* * *

— Ему крылья ни к чему, ползать у ног начальства будут мешать.

* * *

— Фаина Георгиевна, вы лежали в больнице? По какому поводу?

— Делали вскрытие.

— ?!

— Ну, да. Оперировали, для этого вскрывали.

«Жизнь человеку дается один раз».

— Правильно, кто же выдержит второй?

* * *

Раневская, выходя из туалета в театре, ворчит:

— Как что-то приятное, так во сне и дома, а как расстройство желудка так днем и в театре...

* * *

Страшно надоевшим гостям:

— Ах, как жаль, что вы, наконец-то, уходите!

* * *

— Скажу всем, что написала завещание.

— А это зачем?

— Пока никто не будет знать, что именно в нем и кому что завещано, не рискнут портить со мной отношения и говорить гадости во время похорон.

— А потом?

— А потом мне будет все равно.

Вряд ли кто-то из знавших Раневскую поверил бы, что ей есть что завещать, актриса никогда не делала сбережений, ее ценили вовсе не за это.

* * *

— С тех пор как лошадей сменили автомобили, женщины перестали верить в прекрасного принца на белом коне. Приходится всего добиваться самим. А мужчины называют это феминизмом.

* * *

— Ну откуда же на всех взять принцев да еще и прекрасных, не говоря уже о конях? Довольствуйтесь тем, что есть, — хамами в трамваях.

* * *

— Сколько моль шерстяными носками ни корми, все равно сволочь на новую шубу заглядывается.

* * *

Оказавшись в очередной раз без денег, Раневская решила продать свою шубу. Но когда открыла шкаф перед покупательницей, чтобы продемонстрировать единственную имевшуюся роскошь, оттуда вылетела здоровенная моль.

Понимая, что продажа не состоится, Раневская фыркнула:

— Что, нажралась, сволочь?!

* * *

— Любовь Орлова держит отдельный шкаф для моли, чтобы та не лезла питаться шубами во все остальные.

* * *

— Новая шубка Любови Орловой страшно понравилась всем, особенно ее моли.

Раневская вовсе не завидовала Орловой, напротив, относилась к ней с уважением. Не всем дано спокойно пережить пик своей популярности и не стать после этого брюзгой.

* * *

— Привыкнуть к своим привычкам иногда трудней, чем отвыкать от них.

— Доктора требуют, чтобы бросила курить. А еще есть и пить много воды. Говорят, что иначе умру через несколько лет. Но если брошу, то умру еще раньше.

* * *

— Фаина Георгиевна, как ваше здоровье?

— Не знаю.

— ?!

— Его давно нет, потому и не знаю.

* * *

— Фаина Георгиевна, вы никогда не задумывались, как должен выглядеть памятник вам?

— Зачем он мне?

— Но ведь поставят же когда-то...

— Для того и живу долго, чтобы этого не сделали.

* * *

— Деньги штука неимоверно растяжимая. Вернее, у меня страшно сжимающаяся. Другим хватает на месяц, у меня заканчиваются через неделю.

Она стеснялась добавить, что заканчиваются потому, что домработницы транжирят, что в долг берут и не всегда возвращают, что платят мало...

* * *

— Мне замуж нельзя даже за Рокфеллера. Я его разорю своей безалаберностью, причем не купив ни единого бриллиантового колье, одни только новые туфли в местном универмаге. Остальное просочится, как вода сквозь пальцы.

Немного подумав, вдруг добавляет:

— А, может, и правда выйти за американского миллионера? Сначала за одного, потом за другого... так и всю Америку разорить можно.

* * *

Раневская говорила, что не вышла замуж, потому что ни жить в клетке, ни справиться в неволе не умеет.

* * *

В то время как в стране шла компания против абортов, Раневская говорила, что аборты для некоторых благо.

— Вы считаете, что женщина даже одна, с помощью государства и общественности, не сможет вырастить ребенка и воспитать из него гражданина?

— Гражданина-то сможет, только стоит ли передавать гены дураков по наследству?

— Почему гены дураков?

— Какая же умная женщина, не желая рожать, не станет предохраняться от беременности?

* * *

В середине прошлого века модными стали разговоры о молодой науке генетике и ее успехах.

Раневская шутила, что Генка — это маленький ген. Очень популярный актер Геннадий Бортников, друживший с Раневской, не обижался, прекрасно зная, что Фаина Георгиевна никого не желает обидеть своими шутками.

* * *

— Хроническое что-нибудь есть? — интересуется врач, заполняя бланк осмотра в санатории.

Раневская кивает:

— Есть.

— Что?

— Нехватка денег и ожидание светлого будущего.

* * *

В санатории в ответ на надоедливые жалобы соседа по столу в столовой на бесконечные болячки:

— Зачем вам в вашем возрасте здоровье?

* * *

Читая газету, замечает:

— Да-а... невеселенький получился некролог...

* * *

— Только головой думает один Колобок, остальные часто пользуются для этого жопой.

* * *

О неприятной актрисе:

— В глубине души она хорошая, но глубина — это внутри, а снаружи видней жопа.

Обсуждается вопрос, как понять, не появилась ли у мужа любовница.

Актрисы советуют принюхиваться в надежде уловить запах духов соперницы, внимательно прислушиваться по ночам — не назовет ли жену чужим именем, обращать внимание на разговоры по телефону...

Раневская вносит свою лепту:

— Если стал реже просить кушать, значит, его прикармливает другая.

* * *

По радио звучит очередная восторженная речь с обещанием светлого будущего. Раневская вздыхает:

— Нашему народу уже столько всего наобещали!.. А ему все мало.

* * *

Совет:

— Не стоит бросаться никому в объятья, вылезши из навозной кучи.

— Этот актер далеко пойдет...

Раневская реагирует мгновенно:

— ... и чем дальше и скорей, тем лучше...

* * *

Наблюдая за тем, как актриса истово разрисовывает лицо — слишком черные дуги бровей, слишком яркая помада, слишком много пудры:

— У некоторых голова лишь декоративное украшение в довесок к жопе.

* * *

Знакомый жалуется:

— Я в полном дерьме.

Раневская сочувственно:

— Вас туда послали или сами угодили?

* * *

Вздыхает:

— Мы с деньгами не сошлись характерами. Они меня не любят, а я их.

— Женщина нравится независимо от красоты.

С Раневской соглашаются, мол, не внешность главное, есть еще обаяние, ум... Она уточняет:

— Нет, я о внешности говорю. Красивые женщины нравятся мужчинам, некрасивые — женщинам.

* * *

В санаторской столовой, разглядывая бурду непонятного цвета в граненом стакане:

— Если это чай, то я хочу кофе, а если кофе, то принесите мне чаю.

* * *

— Чтобы есть то, что нравится, нужно железное здоровье. Обидно, что когда такую еду уже можешь себе позволить, здоровья обычно уже нет.

* * *

Обсуждают лучшее средство от нежелательной беременности.

Раневская вносит свою лепту:

— Девственность.

— Он порядочный человек.

— Фаина Георгиевна, что вы, он же сделал столько подлостей!

— Но как? Он подлости делает неуклюже, то и дело попадается на них и смущен. Значит, еще порядочный. Хотя уже не полностью.

* * *

— Лично у меня растет не благосостояние, а жопа, в которой оно находится. Может, потому роста самого благосостояния и незаметно.

* * *

Актриса кокетничает:

— Вот я, например, матерных слов вовсе не знаю... Даже не знаю, смогу ли их произнести...

Раневская интересуется:

— А что-нибудь тяжелое на ногу ронять не пробовали?

* * *

— Все надо мной смеются! — в слезах жалуется молоденькая актриса.

— Хорошо уже то, что не плачут, — успокаивает Раневская, — значит, есть время все исправить. Хуже, если рыдают над гробом, тогда уже может оказаться поздно.

* * *

В гостях не слишком щедрая хозяйка наливает чай в стаканы до самого верха. Кто-то из гостей замечает это, мол, еще чуть, и перелили бы.

Раневская усмехается:

— Это чтобы сахар не поместился.

* * *

— Размышлять о диетах и похудании легче всего после сытного ужина.

* * *

— Чувствовать себя молодым можно в любом возрасте, но обычно бывает поздно...

* * *

— На самые высокие цели тоже удобней смотреть лежа.

— Только завтра мы сможем оценить, как же хорошо было сегодня...

* * *

Вернувшись из гостей:

— Им ничего не светит.

— Почему?

— Дед задул все свечки на именинном торте, значит, проживет еще долго.

* * *

— Жопа — самый важный человеческий орган. Чем только она не занята! На ней сидят, ею думают, чувствуют, через нее все делают, на нее ищут приключения...

* * *

— Фаина Георгиевна, как назвать мужчину, который совершенно не разбирается в женской психологии?

— Баран.

— А который разбирается прекрасно?

— Козел.

— М. сидит на такой строгой диете, что у нее в квартире унитаз зарос паутиной.

* * *

— Если есть проигрыватели, должны быть и выигрыватели?

* * *

— Признаки старости? Новые друзья, которые появились в очереди на сдачу анализов.

* * *

Об очень глупом знакомом:

— Родиться таким дураком невозможно, он наверняка где-то учился и нынче повышал квалификацию. В прошлом году она была куда ниже...

* * *

Молодая актриса, рассказывая о намерении выйти замуж, добавляет:

— Я его очень люблю и поэтому переделаю под себя.

Раневская возражает:

— Нет, милочка, ты его не любишь. Ты любишь себя, потому под себя и переделывать собираешься.

* * *

Раневская «успокаивает» отчаявшуюся домработницу, которой снова не удалось подцепить выгодного жениха:

— Не переживай, этот был не самый выгодный.

— Да? — с надеждой откликается та.

— Конечно. Есть еще Рокфеллеры или Вандербильды... Правда, они в Америке, но говорят, Берингов пролив не так широк и зимой замерзает...

* * *

После того, как домработница, наконец, нашла свое семейное счастье и Раневская осталась без помощницы.

— Черт его знает что! Эта квартира умеет меняться в размерах. Когда по ней ходишь, кажется маленькой, то и дело за что-то задеваешь. Но попробуйте ее вымыть!.. Начинает казаться, что я занимаю весь этаж.

— Обычный человек, которому приходится рано вставать на работу, никогда не может по утрам иметь хорошее настроение. Никакая утренняя зарядка по радио не поможет (в те годы утренние передачи радио начинались с утренней гимнастики).

* * *

— Если человеку неинтересно на работе, если он тащит себя туда просто силком, производственная гимнастика поможет лишь встряхнуться на те десять минут, которые длится (тогда в рабочее время устраивались десятиминутные перерывы для производственной гимнастики, чтобы избежать гиподинамии у работников).

* * *

— Завадский всегда разъяснит, к какому выводу актеры должны прийти своим умом...

* * *

— Чтобы не была видна грязь на одежде и руках, иногда достаточно пригасить свет. А вот запаху мелких душонок это не поможет...

— На место пусть ставят, лишь бы оно было приличным.

* * *

— NN так зло требовал доброго к себе отношения, что я испугалась и почти призналась ему в любви.

* * *

— Задушить все плохое в себе человек, конечно, может, только некоторым очень трудно удержаться и не задушить заодно себя самого.

— У всех в жизни было что-то непоправимое. У многих это голова...

* * *

— Что толку выходить на сцену и сеять разумное, доброе, вечное, если тебя попросту не услышат? А если и услышат, то не поймут. А если поймут, то совсем не то, что хотелось донести.

— Беда большинства стариков в том, что одновременно со старостью приходит маразм...

* * *

— Жизнь прекрасна, сколько бы говна ни было вокруг.

* * *

— Театр — светоч, и никаким бездарностям его не уничтожить.

* * *

— С возрастом человек учится оставлять все больше вопросов без ответов.

* * *

— Почему эта обезьяна на нас так странно смотрит? — спрашивает у бабушки мальчик в зоопарке.

Пока бабушка подыскивает ответ, Раневская, пришедшая туда с эрзац-внуком, реагирует:

— Она прикидывает, стоит ли трудиться, чтобы стать человеком.

Эрзац-внуком Раневская называла сына Ирины — дочери Павлы Леонтьевны Вульф, которую считала своим ангелом-хранителем.

* * *

— Еще неизвестно, что сильней давит на окружающих — отсутствие воспитания или его излишек.

* * *

— Стоит ли худеть, ведь полные женщины полезны.

— Чем же это? — фыркает Вера Марецкая.

— Зимой от них тепла больше, чем от худых, а летом тени.

* * *

— Большинство мужчин подобно бумерангам — брошенные верной рукой, всегда возвращаются обратно.

* * *

— Жить не хочется, — вздыхает расстроенная очередной неприятностью Раневская.

Домработница советует:

— Ну, так умрите.

— Не хочется жить — это не значит, что хочется умереть.

* * *

— Странное выражение «Пройти сквозь ад». Значит, у него есть выход?

* * *

Раневская читает заметку о реформе календаря, когда Петр I «укоротил» 1699 год, оставив только четыре месяца — сентябрь, октябрь, ноябрь и декабрь. Следующий год — 1700-й — начался уже 1 января.

— Интересно, а что было с беременными, они-то как? Когда рожали те, кто забеременел в сентябре 1699 года?

* * *

— Не всем можно искать новые пути. Нельзя, например, вагоновожатым или машинистам поездов...

Успокаивает неудачника:

— Знаете, жизнь вообще вредная штука. Еще никто не выдержал, все умирают.

* * *

— Есть те, кто никогда не дождется записи в книге благодарностей за хорошо проделанную работу. Например, палач.

* * *

— Чтобы быть терпеливым нужно всего лишь терпение.

* * *

— Слишком долго и много носить на голове свежий лавровый венок нельзя — вдруг прорастет?

* * *

— Дурак — это тот, кто считает себя умней, чем он есть на самом деле.

Вернувшись с похорон, задумчиво рассуждает:

— Для кого украшают внешнюю сторону гроба, и почему внутренняя такая простенькая?

* * *

— Удивительно, мы считаем, что будущее прекрасно, хотя видим только его зад, оно же всегда впереди...

* * *

— Раньше бывало, что казнь отрубанием головы — это просто уравнивание казненных с остальными.

* * *

— Бывает раздвоение личности, а у N разтроение — для жены, любовницы и профкома он разный.

* * *

Читая о достижениях советского сельского хозяйства:

— Интересно, если кормить корову одним

хмелем, она будет давать пиво или все же забродившее молоко?

* * *

— Я знаю, куда вы попадете после смерти, — ворчала Раневская на инспектора по пожарной безопасности, который без конца укорял и даже штрафовал ее за курение в театре в неположенных местах, — в ад, чтобы там вечность пытаться что-то потушить.

* * *

— Рай и ад имеют одно общее — путь туда лежит в гробу и на катафалке.

* * *

— Прежде чем радоваться колесу Фортуны, не мешало бы убедиться, что она твоя.

* * *

— Есть спектакли, на которых рты зрителей не закрываются от восхищения или смеха. В нашем, к сожалению, из-за зевков.

— У нее много серого вещества в голове, но это не мозг, а просто каша из непереваренных сплетен.

* * *

«Рубить сук, на котором сидишь».

— Тоже бывает полезно, если на нем уже приготовлена петля для твоей шеи.

* * *

— В нашем театре бездарей не больше, чем в остальных. Беда в том, что они активны и, кажется, размножаются делением.

* * *

— В старости есть свои плюсы, но пока к ним привыкнешь...

* * *

— У человека бывает вторая и даже третья молодость, а вот старости второй не бывает, если уж пришла, так не отвяжется, пока не умрешь.

* * *

— Самая приставучая в жизни — старость, если уж с тобой, то до самой смерти не отстанет.

* * *

— Раньше в театре плакали зрители, а теперь актеры на сцене, а если уж зрители, то от жалости за потерянные деньги на билеты.

* * *

— В день сбора труппы перед началом сезона театр похож на огромный дурацкий букет, благоухающий слишком сильно. А через пару часов бойких речей начальства — на разукрашенный веник, который не выбрасывают только из жалости или по привычке.

* * *

— Друзей много, тех, кто хотел бы называться моим другом, еще больше. Но наступает ночь и рядом остается только один друг — мой приблудный пес Мальчик. Ему все равно, как я сыграла, не поссорилась ли с режиссером, не обругала ли кого-то из чиновников... Он настоящий друг. Если собака друг человека, значит, я все же человек?

— Бесплатный сыр только в мышеловке... для второй мышки. Первая расплачивается за него своей жизнью.

* * *

— Некоторые актрисы играют так, словно у них впереди вечность, завтра на спектакль придут те же зрители, что и сегодня, и можно будет все исправить.

* * *

— Отремонтировали зрительный зал, оснастили сцену, расширили гримерные и в туалетах теперь не воняет... Все сделали для театра, об одном забыли — актеры-то прежние.

* * *

— Несправедливость тоже должна быть распределена поровну, лучше по талонам, чтоб никому не обидно было.

* * *

«Человек создан для счастья, как птица для полета».

— Браво, Антон Павлович! Лучше не скажешь. Как и птицы, люди тоже разные, есть те, что годны для счастья, как куры или пингвины для парения в небе.

* * *

— В мыслях я могу все, на деле — только то, что мне позволят. И не потому, что нерешительна или бездарна, а потому, что не все в моих руках.

* * *

Знакомый жалуется, что никак не может найти повод для развода, полюбил другую, но с женой вроде неплохие отношения...

Раневская советует:

— Любые прекрасные отношения можно испортить, начав выяснять их.

* * *

С врачами и медициной у Раневской отношения были своеобразными.

Пережившая лихие годы гражданской войны буквально на хлебе и воде, а иногда и без хлеба, она потеряла здоровье и восстановить его уже не смогла. Сильнейший диабет, инсульты, несколько операций... Бесконечные походы к врачам и больницы не заставили великую насмешницу считать себя несчастной из-за отсутствия здоровья, напротив, она шутила и из-за своих болезней тоже. Чего стоит одна фраза «если больной хочет жить, медицина бессильна»! А несчастий на ее долю хватило и без болезней. И все же отношения с врачами и болезни были одной из ярких тем для острословия великой Раневской.

* * *

— Грустный факт: когда жизнь практически прожита, вдруг понимаешь, что и не жила вовсе.

* * *

— Фаина, — интересуется вечная подруга-соперница (вернее, соперница-подруга) по театру Вера Марецкая, — много у тебя хронических болезней?

Сама Марецкая в то время была уже смертельно больна, она долго боролась с раком.

Раневская надолго задумывается.

— Что, не можешь припомнить?

— Нет, пытаюсь вспомнить те болезни, которых не имею. Пожалуй, только простатит и облысение...

Главная Новости Обратная связь Ресурсы

© 2019 Фаина Раневская.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.